Кто пожирает наш лес

Утрата леса в России стала в 2019 г. медийным событием из-за двух печальных поводов — обширных пожаров в Сибири, дым от которых сделал невыносимой жизнь в Красноярском крае, и непрекращающейся продажи огромных объемов древесины в Китай.

На фоне гибели русской тайги чудовищной выглядит история с вырубками нетронутого леса в Выборгском районе Ленинградской области между посёлками Карасёвка и Ермилово, а также вокруг Высокинского озера.

Весной 2019 года жители окрестных поселков, дачники и просто любители отдыха на берегу Финского залива с удивлением обнаружили, что их любимый лес исчез. Точнее, превратился в сплошную вырубку, постапокалипсис: вывернутые корни деревьев, перепаханная лесовозами лесная подстилка, потерявшие свой дом животные, все чаще и чаще выходившие к жилью людей. День за днем красавицы-сосны вывозились по разбитым дорогам на грузовиках с заклеенными номерами.

К апрелю 2019 г. не менее 330 га реликтового леса превратились в пустыню.

Ответы из ведомств убеждали — всё по закону. Однако это вызвало только больше вопросов.

Абра-кадастра

Зимой 2019 г. в здании администрации Приморского городского поселения появилась схема, на которой участок побережья Финского залива, начиная почти от самого Приморска и до поселка Озерки был выделен черным цветом, как зона строительства Универсального перегрузочного комплекса (УПК). Затем в лесу застучали топоры и появилась спецтехника. Новый порт, под который, собственно, и вырубается лес, по планам строителей займёт 760 га, а вся промзона — 3500 га.

В начале июня 2019 г. Комитет по природным ресурсам Ленинградской области делал вид, что вырубка леса площадью 266 га к планам строительства какого-либо порта не имеет никакого отношения, а деревья валят по договору аренды для лесозаготовок.

Однако уже к концу месяца в открытом доступе появился проект Приморского УПК, границы которого на карте странным образом совпадали с очертаниями вырубки.

Июльские общественные слушания по проекту Приморского УПК подтвердили опасения — вырубка ведется под реализацию проекта порта. Руководство данного проекта раскрыло карты, предоставив на суд общественности сюрреалистические картинки «светлого будущего», где нет леса и природы, но есть мифические рабочие места. На вопрос о проводимой без экологической экспертизы вырубке представители Приморского УПК отделались общими фразами о законности.

Но недоверчивая общественность, используя данные из открытых источников, выяснила некоторые интересные детали, связанные с вырубками: распоряжением Правительства Ленинградской области от 14.01.2019 № 4-р лесные участки общей площадью 265.7 га предоставлены ООО «Приморский УПК» для заготовки древесины.

По данным Росреестра, эти участки поставлены на кадастровый учет 01.04.2011 с видом разрешенного использования — под иные объекты специального назначения. То есть, предоставлять их под вырубку нельзя.
Участки с кадастровыми номерами 47:01:1318001:688 и 47:01:0000000:51165, границы которых волшебным образом совпадают с границами упомянутых выше лесных участков, 29.11.2018 были поставлены на кадастровый учет с видом разрешенного использования — строительство, реконструкция, эксплуатация линейных объектов.

Иными словами, одни и те же участки одновременно выдаются за участки для заготовки древесины и за участки для строительства линейных объектов. В чём причина этого? Уж не в отсутствии ли утвержденного генерального плана Приморского городского поселения, который согласно постановлению Правительства должен был быть принят к 2012 году (запомните эту цифру)?
В соответствии с земельным и лесным законодательством реализация древесины на лесных участках, предоставленных под цели, не связанные с ведением лесного хозяйства (размещение линейных объектов), должна осуществляться ТУ Росимущества в Ленинградской области. Однако, на сайте ТУ Росимущества отсутствует информация о соответствующих лотах (по Приморскому участковому лесничеству Рощинского лесничества).

Техно-фестиваль

Высокинское озеро — это тихая водная гладь, в которой отражаются сосны. Берега щедро усыпаны черникой и грибами. Эти места издавна были облюбованы для отдыха, а несколько лет подряд здесь проходил один из крупнейших опенэйров Северо-Запада — фестиваль Systo.
Весной 2019 г. подъезды к озеру были перекопаны тяжелой техникой. В лесу появились таблички, запрещающие «проход и нахождение» на территории «частной собственности» некого ООО «Форт». Таинственные лесорубы начали ещё одну массовую валку леса. На вопрос «Кто же это такие, Царь-батюшка?» представитель УПК сделал удивленное лицо, заявив что к проекту Приморского УПК данное техно-действо никакого отношения не имеет.

Неприступный Форт

В 2012 году Генпрокуратура и Следственный комитет пытались дать ход делу о незаконности передачи земель на побережье Залива вокруг Высокинского озера в частные руки. Как-то уж больно легко совершилась сделка. В феврале 2012 г. территориальное Росимущество продало участок ОАО ПНТЦ РКК «Энергия» по многократно заниженной цене (всего 50 рублей за гектар) — вместо того, чтобы передать его для реализации инфраструктурных проектов федерального значения.

Свои притязания «Энергия» обосновала правом бессрочного пользования на весь исходный земельный участок как правопреемника ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королева. Однако, как было установлено прокуратурой ЛО в результате проверки, ОАО «ПНТЦ «РКК «Энергия» не является правопреемником корпорации.

Впрочем, даже так «Энергия» могла бы претендовать лишь на земельный участок в размере не более 158 га.

На следующий день после государственной регистрации прав на участок, он был перепродан новому юрлицу — ООО «Форт». Как только это произошло, ОАО «ПНТЦ «РКК «Энергия» подало на ликвидацию.

В 2015 году 62,5% ООО «Форт» принадлежало кипрскому офшору «Белсеко Инвестментс», еще 37,5% — кипрскому же «Доломана Холдинг Лимитед». Согласно выписке из ЕГРЮЛ от 30.07.2018 учредителем вместо «Доломаны» стал Илья Трабер, а через месяц — Эдуард Худайнатов. Генеральный директор ООО — Карен Гукасян.

По данным ЕГРЮЛ в 2018 году Эдуардом Худайнатовым было зарегистрировано ООО «Форт 1», гендиректором которого также стал Гукасян. Согласно выписке из ЕГРЮЛ, деятельность «Форт 1» — «инфраструктуры морских портов, включая портовые гидротехнические сооружения». Такое странное совпадение в названии, учредителях и генеральном директоре наталкивает на мысль о том, что вырубки на Высокинском напрямую связаны со строительством порта, как бы ни отрицали того бизнесмены и чиновники. На сайте ООО «Форт» сказано, что компания занимается «судостроением и промышленным строительством».

Вы слыхали, как поют дрозды?

Во время прямой линии 19 августа 2019 г. губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко упомянул, что «рубок пока не предвидится, в них нет необходимости, потому что для первой очереди строительства порта, той территории, которая подготовлена под строительство линейных сооружений и причальных стенок, и складской территории» вырубка уже была завершена. Проще говоря, Дрозденко совершенно будничным тоном рассказал о том, что уже сейчас вырублен участок леса, на котором планируется разместить объект, до сих пор не прошедший ни государственной экологической экспертизы, ни необходимых согласований.

Приходится вспомнить о легендарной сделке 2012 года. Дрозденко с 2002 г. являлся руководителем территориального органа Минимущества по Ленинградской области, а также — ни больше, ни меньше, председателем Ленинградского областного комитета по управлению государственным имуществом. В мае 2012 г. он занял кресло губернатора, а в июле — отозвал иск Правительства Ленобласти.

Ещё один суд состоялся в декабре 2012 г. по инициативе Морского торгового порта «Приморск» — и снова лес остался в собственности ООО «Форт». Дело в том, что исковое заявление о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений незаконными должно подаваться в течение трех месяцев со дня, когда стало известно о нарушении прав и законных интересов.

Дело в том, что исковое заявление о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений незаконными должно подаваться в течение трех месяцев со дня, когда стало известно о нарушении прав и законных интересов. Пропуск срока на подачу заявления стал решающим для отказа в удовлетворении иска.

И всё-таки, куда девался лес?

Насколько законной стала вырубка леса для УПК Приморский, сложно судить однозначно. Маленький штрих — помимо Ильи Трабера совладельцем проекта является Рамис Дербердеев. Ранее он был заместителем главы ТУ Росимущества по Ленинградской области. Если бы участки, выделенные Рощинским лесничеством, действительно арендовались для строительства «линейных объектов», то лес с этих земель необходимо было бы вернуть государству, т. е. Росимуществу. Однако участки каким-то образом выданы ещё и «для заготовки древесины». И тут уж хозяин — барин. Не будем напоминать, что порт — в любом случае не линейный, а площадной объект. Губернатор Дрозденко, отвечая на один из вопросов относительно комплекса заявил, что «порт — это не конструктор “ЛЕГО”». Получается, что “не конструктор” он только тогда, когда против него высказываются местные жители.
На сегодня невозможно быстро найти ответы на все вопросы, связанные с проектом Приморского УПК и невозможно осветить их поиск в одном материале. Мы будем продолжать работать в этом направлении.